• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:48 

Униформа для бумажных солдатиков

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Если всё быстрей в руках сгорали спички,
Если на двоих все вредные привычки…
(с) Sakura


А ветер почему-то всё не мог успокоиться, играя с моими запутавшимися волосами, подгоняя в спину, обжигая щёки и руки огненно-июньским дыханием. Он звал меня за горизонт, наверное, в стремлении приоткрыть завесу тайны, головоломку которой я пыталась разгадать долгие месяцы. Ах, если бы этот жаркий и непрошенный ветер примчался раньше на пару недель, я бы бежала за его следами, цепляясь за полы серо-голубого плаща, накинутого на его призрачные плечи, только бы узнать, что скрывается за маской, которую жизнь надела на моего зеркального двойника… Но ветер, как это зачастую бывает в нашей легкомысленной и насмешливой жизни, опоздал, да и к тому же споткнулся на полпути, расквасил себе вечно простуженный нос (вот дурашка!), испачкал плащ в овражной грязи и надломил каблук на своих скороходных сапожках… А сапожки-то у ветра недешёвые, всё-таки новая коллекция, да и как без одного-то каблука на людях показаться? Вот и пришлось бедняге в мастерскую забежать, сапожище починить, не до моей скромной персоны ему было, вот ей-богу…
А теперь пытается наверстать упущенное – гонит меня в спину, зовёт в неведомые дали, обещая рассказать шёпотом о моей тайне…
А мне не нужны больше никакие тайны, я хочу бродить по берегу послушной реки, пересыпая шёлковый песок руками, осторожно перешагивая через замысловатые раковины, развалившиеся на пологом берегу… И поэтому я гоню ветер обратно, приказывая ему молчать о жутких тайнах моих отражений…
Ветер, правда, сопротивляется. И я разрешаю волосам вступить в перебранку с этим нелепым господином в серебряных сапожках… Но, честно говоря, плевать мне, кто выиграет в этом споре…
Я иду по траве, зарывшись в её кудри босыми ступнями, пытаюсь поймать искусственно-огромных стрекоз, напуганных моими медленными шагами. Под ногами расплываются узоры красной униформы жуков-солдатиков, которых я так не любила в детстве, над городом сгущается вечер, и лучи предзакатного солнца скользят над водной гладью, исступлённо пытаясь обнять апельсиновыми руками речные плечи… А бесстыдный ветер задирает юбку моего платья всё выше и выше, заставляя меня свернуть… Нет, ветер, я больше не сверну с пути, больше не собьюсь, не последую за твоим продырявленным овражными кустарниками плащом. Знаешь что, ветер? Принеси-ка мне лучше бумагу, украденную тобой с моего стола в позапрошлую среду… Я вырежу для тебя солдатика… И для себя тоже вырежу…
Твой солдатик будет угловатым и тонким, я нарисую карандашом ему серо-голубые глаза, и солдатик станет глядеть на тебя крайне загадочно, будто он, бумажный, знает все тайны мироздания… Твоего сероглазого солдатика я вырежу старательно и аккуратно (если, конечно, ножницы не запротивятся), из тонкой-тонкой бумаги, и вы будете вдвоём упиваться призрачностью (а, может, прозрачностью?) своей натуры… Ты береги его, я заклинаю!
А для себя вырежу хромого солдатика, раненного, бывалого… И глаз ему не нарисую, потому что глаза его устали видеть войну, эти вечные боевые действия, разгорающиеся внутри хрупкого бумажного тельца. Я буду любить солдатика, как можно любить лишь впервые – по-настоящему, искренне и навсегда… А потом порву его на десяток бумажных осколков и кину их тебе в лицо, ветер…

Потому что слишком много на свете хромых бумажных солдатиков…

 

Знаешь что, ветер?
Я разгадала твою страшную тайну:
сорвав маску со своего зеркального двойника, я обнаружила тебя…
Ветер, давай отпустим наших бумажных солдатиков в воды послушной реки,
и будем вместе брести по её пологому берегу, держась за руки?
То, что мой солдатик – лишь горстка бумаги, мы забудем, ладно?

Мы просто выпустим из рук ножницы, и настроим внутренний радиоприёмник на частоту тишины…

 

Может, смыли грим, и грима было много?
Но ты не один, ведь ты в себе узнал кого-то,
Того, кто в черно-белых снах не выглядит печально,
С кем окончательно всё было изначально…
(с) Sakura


@музыка: Sakura

@настроение: Ножницы - в сторону, солдатиков - в клочья

@темы: Сказки без начала и конца, Сгустки мутных слов, Ни разу не псишара, Ни патронов, ни вопросов

02:56 

lock Доступ к записи ограничен

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:01 

Или просто ностальгия?

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Я так долго не писала сюда, что пальцы невольно капризничают - видимо, боятся писать слова, эти невесомые оболочки мыслей.
Ну, что ещё тут добавить?
Задача проста. Дано: вот есть я, такая, какая есть. Минус бесконечные многоточия. Что получается? Правильно, я тоже пока не знаю.
Задушить в себе лирика я так и не смогла, сколько бы ни старалась, поэтому всякий лирический хлам рано или поздно будет непременно оказываться здесь.
Но в большинстве своём мои повествования с этой минуты будут касаться псевдотворческой псевдодеятельности, которая так имманентна нашей дружной троице.
В общем, не буду ничего загадывать, а то вдруг не сбудется...
И да будет нам земля небом!!!

@музыка: Мои ракеты вверх - Annie

@темы: Осеннее обострение, Ни разу не псишара, Ни патронов, ни вопросов

03:55 

Что такое "взахлёб" и как с этим бороться?

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников


Творится что-то страшное... Книги, будто взбесившись, врываются в мою жизнь нескончаемым потоком.
Книги, надо сказать, самые что ни на есть разнообразные: сюрреалистичные и не очень, в меру странные, в меру - обыденные, одним словом, всякие... Хочется читать в огромных количествах, взахлёб... Хочется не забыть самые первоначальные впечатления и ощущения от прочитанного, навсегда сберечь в кладовке памяти запах страниц той или иной книги...
Поэтому я нагло ворую у Шербет и капля кофеина идею и делаю следующую штуку-штуковину:
- читаю книги, к которым душа лежит
- пишу (по возможности в темпе нормального читальщика, а не полудохлой древней обезьяны... да уж, по возможности, аха..) своего рода рецензии
- и вот, собственно, всё...

Список прилагается:

* Харуки Мураками - "К югу от границы, на запад от солнца"
* Милан Кундера - "Вальс на прощание"
* Алексей Иванов - "Сердце пармы"
* Фредерик Бегбедер - "Романтический эгоист"
* Фредерик Бегбедер - "99 франков"
* Януш Леон Вишневский - "Постель"
* Фредерик Бегбедер - "Воспоминания необразумившегося молодого человека"
* Фредерик Бегбедер - "Любовь живёт три года"
* Сергей Довлатов - "Встретились. Поговорили"
* Габриэль Гарсиа Маркес - "Последнее плавание корабля-призрака";
* Чак Паланик - "Удушье"
* Наталья Кулагина - "Орёл. Решка"
* Макс Фрай и Линор Горалик - "Книга Одиночеств"

запись создана: 14.05.2009 в 03:06

@музыка: Muse

@настроение: Гут

@темы: А мне ничего не снилось – мне просто не спалось, Ни разу не псишара

01:13 

lock Доступ к записи ограничен

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Шарль Азнавур на автобусной остановке

URL
19:20 

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Окончательно и бесповоротно осела здесь. Если кого-то интересует, можете найти меня среди подсолнухов:


запись создана: 01.12.2009 в 06:50

@темы: "Страна Чудес" в Алисе

Хроники сейсмографических лент

главная